Лавров опублікував вірші про закордон та "Отечества дым"

4 лютого 2015, 13:49

Міністр закордонних справ Сергій Лавров опублікував низку власних віршів про закордон та емігрантів.

Оцінити Лаврова-поета можна у журналі "Русский пионер".

Чиновник пояснив, чому вирішив звернутися до жанру поезії: "Щоб показати, як тема закордону сприймалася моїм поколінням на різних етапах формування його громадянської позиції".

У журналі опубліковано три вірші Лаврова.

"Один - з 1995-го року, коли здавалося, що вся країна попливе за кордон. Два інших присвячені моєму товаришеві. Перший, датований 1989 роком, склався з нагоди його проводів з Радянського Союзу в Нью-Йорк на роботу в наше постпредство при ООН, а друге - у зв'язку з його ж від'їздом з Нью-Йорка вже в Росію в 1996-му році, по завершенні того самого закордонного відрядження", - розповів міністр.

Міністр закордонних справ Росії Сергій Лавров представив власні вірші

"Правда, перечитав вірші і зрозумів, що все це не зовсім про закордон... Ну а що робити? Перефразовуючи великого Віктора Степановича Черномирдіна: у нас про що не пиши..." - закінчи своє вступне слово до віршів Лавров.

Один з віршів міністра під назвою "Эмигранты последней волны" звучить так:

"Нет, ничто в этом мире не ново,
Лишь все слаще Отечества дым.
Эмигранты — не русское слово,
Но каким оно стало родным.
Две могучих волны в полстолетья
Уходили к чужим берегам.
Подгоняла их Родина плетью,
Чтоб чужим не молились богам.
Сколько судеб в своей круговерти
Две волны погубили, спасли.
Но уже поднимается третья
С неуемной российской земли.
Пересохли святые колодцы,
И обходят волхвы стороной,
А Россия — опять ей неймется —
Поднимает волну за волной.
И судьба улыбается ведьмой,
И утраты не чует страна.
Ну а что, если станет последней
Эта страшная третья волна?
Брызги гущи кофейной на блюдце.
Угадай, где мосты сожжены?
Угадай, где мосты, чтоб вернуться
Эмигрантам последней волны?".

До слова, як виявилося, кілька років тому - у 2012-му - Лавров вже публікував низку своїх віршів. Тоді на загал були виставлені твори про друзів, горілку та рік білого коня. 

"Год белой лошади"

Бьют двенадцать куранты на площади,
И из Спасских священных ворот
На величественной белой лошади
Выгарцовывает Новый год.

Хоть навеян китайской традицией,
Образ этот прижился в умах —
На Руси завсегда царь с царицею
Выезжали на белых конях.

Белый конь — атрибут триумфатора.
Значит, снова триумф и салют.
Значит, снова "ура!" многократное
Иноземцы царю пропоют.

Благодарны, что их не угробили,
Триумфатора станут качать.
Значит, премию мирную Нобеля
Нам на белом коне получать.

Правда, после турне грандиозного
Царь — к себе во дворец на обед,
Ну, а конь — на конюшню навозную
Ждать грядущих царевых побед.

Судьбы белых коней не измерены —
То ль цыгане в ночи украдут,
То ли сделает царь сивым мерином,
То ли шею раздавит хомут.

В чем еще символ года проявится?
Может, дружно держава заржет?
Или будут встречаться красавицы
С лошадиною мордой весь год?

То ль одарят на счастье подковами,
То ли лязгом не конских подков,
То ли будут все кони раскованы,
То ль наладится ковка оков.

Заграничные "Белые лошади"
С этикеток глядят вискаря,
Как зека возвращаются в прошлое,
Опрокинувши соцлагеря.

А охрана не знает, не ведает,
Что прикажет ей год-чародей:
То ль телегу поставить, как следует,
То ль опять впереди лошадей.

Не смутить нашу душу контрастами —
Белый конь, доскакав до Баку,
Обернулся кониною красною,
Прохрипевши: merci, мол, beaucoup.

Громыхает кобыла по вечности,
Шоры сорваны, страшен аллюр,
А вокруг — до небес дым отечества
От обугленной кожи и шкур.

И повалятся в грязь перед клячею
Люди низших этнических форм.
Хоть сполна за Россию заплачено,
Не в коня исторический корм.

Лошадиной единственной силою,
Изрыгая то стоны, то плач,
Наша Родина тащится, милая,
На костях символических кляч.

Но какой бы китайской животною
Ни назвать этот год или век,
Лишь один будет избран народами
Года Лошади Сверхчеловек.

Твердо верю: символика модная
Не обманет в нахлынувший год —
Обязательно в царство свободное
Белый конь катафалк довезет.

Москва, январь 1990 года!.

А про горілку Лавров писав таке:

"Водка, пешка, конка"

По мотивам водно-пеше-конного прохода "Катунь-96"

Водка, пешка, конка —
Все смешалось к черту.
То тайга за бортом,
То хребты с воронкой.
Конка, водка, пешка —
То волна, то горка...
Жизнь моя — усмешка,
Вечная дозорка.

Все хочу, где круче,
Все хочу, где глубже,
Все хочу, где выше,
Где найти не смогут,
Где укроют тучи,
Где и в град не тужат,
Где брезента крыша
Между мной и Богом.

Пешка, конка, водка —
Все смешалось лихо:
То в воде лосиха,
То на елке лодка,
Пешка, водка, конка,
Кисло-сладко-горько...
Жизнь моя — посконка,
Вечная дозорка.

Весла стиснуть крепче,
Повод взять потуже,
Сжать приклад надежно,
Чтобы цель не сглазить.
Сверху Бог прошепчет,
Все молитву ту же,
Скажет: этим можно,
Им досталось грязи.

Водка, конка, пешка,
Все смешалось к Богу:
То тропа с порогом,
То река в орешках.
Конка, пешка, водка,
Треснула подпорка...
Жизнь моя — залетка,
Вечная дозорка.

Но не бросить весла
На реке безбрежной
И не бросить повод,
Проходя над бездной.
Все, что будет после,
Все, что было прежде, —
Это только повод,
Все уже известно.

Водка, конка, пешка,
То валы с маралом,
То ружье с забралом —
Все тут вперемешку.
Головного мозга
Отключив подкорку,
Ухожу, промозглый,
В вечную дозорку.

Нью-Йорк, декабрь 1996 года".

Нагадаємо, свої "письменні здібності" вирішив продемонструвати й колишній прем'єр-утікач Микола Азаров. Ховаючись у Москві від міжнародного розшуку, він написав книгу про "розвиток України в 2010-2013 роках".

Фото з сайту МЗС Росії


powered by lun.ua
Приєднуйтесь до дискусії
Останні матеріали
Більше матеріалів