20 неугомонных лет: Монро о первом 10-долларовом гонораре, хейтерах, сексе и эпитафии

Вівторок, 10 вересня 2019, 13:34

Неугомонная Монро влетает, и кажется, будто на бегу она издает электрическое гудение и вот-вот зафыркает искрами. Проверяет, как поживает после марш-броска сквозь 30 градусов ее макияж, но все в порядке: сентябрьская жара решила, что с ней лучше не связываться. И правильно.

На Монро парик за 2 тысячи долларов и темные очки за 180 гривен из строительного супермаркета. Футболка с котиком, приветствующим нас неприличными жестами – из секондхенда. Блестящие брючки, подаренные подругой. Все это героиня поведает между делом потом, а начинает с нагоняя журналисту за ее простецкий телефон.

– Я буквально недавно ошивалась в одном мегамаркете техники и словила себя на мысли, что прицениваюсь к телефону за 19 тысяч гривен и считаю это для себя недорого. 

Как приятно осознавать, что изменились мои финансовые возможности, финансовые приоритеты. И я наконец-то подружилась с деньгами. Избавилась от этого постоянного страха, что завтра наступит черный день, что деньги нужно копить, держать их в тумбочке, в носках… И мне так стало приятно…

– С чем это связано?

– Наверное, с опытом и перераспределением потребностей.

 
Свой айфон Монро купила в прошлом году за 800 долларов, и эта сумма не показалась ей баснословной
интервью проходило в пабе "кеды искусствоведа"

ТаблоID встречался с Монриттой еще в январе 2017-го года. В этом году 41-летняя артистка отмечает 20-летие творчества и вспоминает, какой была, когда начинала, что купила на свой первый гонорар, делится мудростью и, как обычно, много иронизирует. 

ДИВІТЬСЯ ВІДЕОВЕРСІЮ ІНТЕРВ'Ю:

Вы помните, что купили на свой самый первый гонорар?

– Помаду Lancome. Я мечтала об этом. В магазине на улице Ленина, сейчас это Богдана Хмельницького, в 90-х открылся первый большой парфюмерно-косметический магазин. Я же работала над собой и заставляла себя зайти в дорогой магазин, потому что было очень стыдно, неловко. Думаю, у многих есть такой комплекс: они боятся зайти в дорогой магазин, потому что им кажется, что на них смотрят свысока, оценивают платежеспособность.

Я же мечтала о красной помаде Lancome. Она стоила 12 долларов, на 1999 год это было целое состояние, как сейчас 100. И вот свой первый гонорар, 10 долларов, я потратила на помаду.

– За что вам заплатили эти деньги?

- Я выступила в образе Мерилин Монро на открытии ночного клуба "Клетка", который я сама и построила. Точнее, строила в коллективе будущих сотрудников, которые все работали разнорабочими. 2-го сентября я еще стелила линолеум на сцене, а 3-го на этом линолеуме уже выступала.

Сегодня как раз 3 сентября.

– Ага. 3 сентября – не день прощания, а день начинания.

 

Вы уже довольно опытный блогер. Анализировали свою аудиторию?

– Так как я являюсь модератором всех своих пабликов, то знаю, какая география моих зрителей, а также возраст. Максимальное количество адептов секты неугомонной Монро находится в Украине, это 55%. На втором месте - Россия, около 40%. На третьем - Казахстан. А дальше идет Беларусь, Америка, Европа и даже Австралия.

Во время своих прямых эфиров в самом начале я провожу "географический ликбез", прошу представиться и указать то место, где сейчас находится зритель. И, наверное, меня не смотрят только в Антарктиде. А так везде, даже в Африке. А возраст моей аудитории где-то 60-70% - это молодые люди от 18 до 45 лет. Также меня смотрят дети, поэтому практически все свои матюки я стараюсь запикивать.

Даже дети?

– Ага. Меня смотрят родители с детьми. Мамы рекомендуют посмотреть канал "Неугомонная Монро". Подростки показывают своим родителям, бабушкам, дедушкам.

Меня смотрят домохозяйки, яжематери, бизнесмены, меня смотрят проститутки либо же "инста-телочки", я их называю "инста-дивы". Красивые, эффектные, фотогеничные женщины, девочки без определенного рода деятельности с эффектными фотографиями, которые кого-то раздражают, кого-то восхищают, но не оставляют равнодушными.

Я поняла, что моя аудитория - это люди, которые либо живут скучно и однообразно, и им хочется такой же бурной деятельности и многообразия. Либо же это люди, которые имеют это многообразие, и они - мои единомышленники. Либо же это просто люди, которые уже, возможно, в закате, но понимают, что так разнообразно можно было жить, и сейчас максимально наверстывают.

 
Неугомонную Монро смотрят и дети, и проститутки, и бабушки-дедушки

Вас наверняка сильно хейтят в сети. Как вы реагируете? Отвечаете?

– Сейчас хейта мало. На самом деле, я сама еще тот хейтер! И очень часто, наблюдая ту или иную публикацию, меня прямо подмывает съязвить в комментарии, очень саркастически ответить, ткнуть носом, простебать. Но я себя останавливаю, потому что считаю, это деструктивно.

Вы часто рассуждаете о ситуации в стране, пишете посты на эту тему. Воспринимают ли вас всерьез ваши собеседники?

– Да, реагируют, пишут комментарии, даже есть элемент дискуссии, но, опять же, это все говорильня. Часто спрашивают: "Когда вы пойдете в политику?".

И когда?

– Да никогда.

Почему?

– Потому что старая уже.

Да ладно.

– Ну а как? Сейчас депутаты молодые, свежие, сочные. Я же на их фоне буду словно подошва от фейковых китайских лабутенов. Да и профильного образования у меня нет.

Многих это не останавливает…

– Меня останавливает. Я считаю, что депутат – это, в первую очередь, законотворець, и должен присутствовать  какой-то образовательный базис.

Это большая ответственность перед людьми. Однозначно, должна быть какая-то личная программа или программа партии. Если я ее не выполню, как мне потом людям в глаза смотреть? Я в своей жизни очень много врала, так же, как многие депутаты, занималась пустозвонством, так что лучшие годы своей жизни хочется все-таки прожить в относительной честности и искренности.

 
Монро никогда не пойдет в политику

О чем самом страшном вы солгали? За что стыдно до сих пор?

– Ой, вот до сих пор за что стыдно? Оскорбила парочку селебрити публично. Мне потом было очень противно за себя. Но я попросила прощения.

Кого?

– Не буду говорить. Эти люди не общались со мной лет пять. Если не больше.

Еще мне, наверное, стыдно за себя, что я где-то смалодушничала, не выступила в защиту либо же против действий своих коллег. То есть, были такие моменты, когда можно было сказать свое веское слово и опубликовать обличающий пост. О той же гомофобии. Многие артисты, которые сейчас выступают за толерантность, за равенство и братство, в нулевых в мою сторону не то, что не смотрели, они брезгливо морщились.

Сейчас уже такого нет?

– На публике и в плоскости соцсетей практически нет. Все мило общаются, комплименты отвешивают, интересуются, следят на фейсбуке. Да  на х*й послать некого! (смеется).

Но это же показуха с их стороны, наверное?

– Ну почему же? Люди меняют свое отношение к некоторым вещам. И толерантность - это тенденция, и мне она нравится. И я вижу положительную динамику в отношении ЛГБТ-сообщества.

В масштабах всей страны?

– В масштабах медиапространства. Про страну я сейчас не говорю.

А общество подтягивается за медиапространством?

– Очень медленно. Потому что обществу дали социальные сети, где можно писать безнаказанно все, что ты думаешь и чувствуешь. Такое впечатление, что многие решили, что фейсбук заочно выдал индульгенцию для любого негативного, оскорбительного комментария. И это ужас. Ты пишешь какой-то грязный, мерзкий, подлый, циничный комментарий, ты, опять же, выходишь из фейсбука, и ты - святой, отец семейства, либо яжемать, либо деятель искусства.

Многие думают, что свобода высказывания своего мнения в интернете позволяет тебе переходить границу, которую ты не перейдешь в личном общении. Потому что в личном общении за этот комментарий, за это высказывание людям в лицо ты можешь получить п*зды.

 

Мы с встречались два года назад. За это время появились ли новые возможности заработка творчеством?

– Конечно. В кино снялась. В двух. В одном была пятка, во втором даже текст.

Вам же за это заплатили?

– Если вам после 30 лет не платят за вашу работу, вы лох или лошица. Я об этом не раз говорила. После 30 любой труд должен оплачиваться – финансово, бартерно, реклама, какие-то плюшки, преференции. Если вы делаете просто бесплатно либо за копейки,  исполняете чью-то мечту – ну, сорри, вы так будете делать до конца своих дней.

 
"Вы лох, если после 30 не получаете денег за вашу работу" - истина от Монро

Вы смотрели сериал "Поза" (в сериале показана подпольная ЛГБТ-субкультура или "Ball culture" Нью-Йорка 1987 года - ред. )?

– Смотрела первый сезон.

У нас в Киеве было какое-то похожее андеграундное движение, клубы закрытые для drag queens?

– Что вы! Не было. У нас культура drag queen была сформирована в какой-то степени моим стилем. Такая очень женственная травести, максимально похожая на женщину. Никто не замазывал себе брови, не рисовал их на затылке, не делал этот гипермакияж, не шил очень авангардные костюмы. В основном, все были похожи либо на известных певиц, либо же на красивых гламурных женщин.

Мы росли на постсоветской эстраде, кумиры были другие. И нравы тоже. Под бутылку водки включали и пародировали Аллегрову и Лолиту, в лучшем случае Наталью Орейро. Это сейчас в Украине культура травести радует разнообразием стилей. Появляются действительно яркие, оригинальные drag queen.

Где они выступают?

- В каждом большом городе есть гей-клуб, и там можно увидеть девочек-артисток. Даже всеукраинский конкурс каждый год проводится - "Мисс DIVA".

Вы туда ходите?

– Ой, да я ж говорила, старая уже. Ну куда? В полночь варикозные гольфики, троксевазин на ножки, маску. Книжка, медитация, и я отхожу ко сну…

 

Вас волнует возраст? Вы постоянно о нем вспоминаете.

– Волнует очень. Я уже не могу выпить бутылку шампанского без последствий. Я его ощущаю. Да и какая-то тварь  напомнит.

Поэтому каждый день без исключений, без выходных, у меня обязательно тренировка. Это может быть аэробная нагрузка, бег или очень быстрая ходьба, затем силовые упражнения с резинками либо на турниках, либо же я прыгаю на скакалке и растяжка.

Но бегаете так же много, как раньше?

– Мне тяжеловато уже пробежать 10 км. Нужно тогда себя ограничить во всем. Ни алкоголя, ни кофе, ни сладкого, ни мучного.

 Я-то бодрюсь, рассказывая всем, что возраста нет, есть внутреннее ощущение. Да, у меня есть внутреннее ощущение, что я молоденькая, что мне все еще 22, и вот я только на старте. Но есть физиология и естественное старение. От него ты никуда не убежишь. И приходится во многом себя сейчас ограничивать. И питание, которое было в 20-30, после 40 другое. И эмоциональный фон должен быть другой.

Есть такие мечты, цели и задачи, которые очень легко и быстро ты получаешь в молодости. А когда тебе уже за… , и 20 лет своей жизни ты провела в стрессе и проводишь дальше в стрессе, потому что внимание пристальное. Я хотела этого внимания, но все равно отношение не всегда адекватное.

Я не Настя Каменских и не Тина Кароль, которые всем нравятся. Я - травести-дива Монро. Человек непонятный, сложный, странный, и такое же ко мне отношение. В итоге, несмотря на то, что хейтеров мало, а положительных комментариев и комплиментов все больше, я все равно продолжаю попадать в ситуации, когда мне напоминают: ты – второй сорт.

 

– Вспомните свои фотографии в 25 и позже. По-моему, сейчас вы гораздо лучше выглядите.

– Ну, ботокс, уход правильный, корректировка лица с помощью филлеров. Это же не вернет мне того ощущения легкости и беззаботности. Я такая вумная сейчас и мудрая, что иногда аж противно. Сижу, анализирую, думаю: "Ой, а получится, не получится, а какой будет результат, а стоит или не стоит?". А раньше – трусы бросила и поскакала на выступление: "Где сцена, куда смотреть?". Водочку соком запила – и вперед. А потом другой клуб, третий, пятый. Помада уже за контур зашла на три сантиметра, а ты идешь - богиня.

 
Это первое фото Монро, опубликованное на ТаблоID

Скучаете по тому времени?

– Не скучаю.

– Когда вы в последний раз плакали и из-за чего?

– Когда-то 4 года назад меня очень некрасиво обсудили подростки в одном торговом центре, я это слышала. Это было так обидно. Мальчики и девочки. Им было где-то 10-12 лет. Боже мой, я наслушалась такого… Я хотела провалиться сквозь землю. Я в тот момент растерялась. Я понимала, что это не имеет никакого отношения ко мне. Но мне было очень обидно осознавать тот факт, что они не сами к этому пришли, им кто-то об этом рассказал.

И это был такой шок, что новое поколение не меняется. Вот от безысходности и от бессилия я рыдала. От того, что несмотря на появления в самых попсовых шоу, в средствах массовой информации, в публичном массовом медиа, мой голос остается комариным писком. Я могу сотни раз говорить о принятии, о толерантности, о том, что каждый достоин любви, счастья, самореализации, что все мы равны в своих правах и желаниях. И тут меня за спиной оскорбляют и осуждают дети…

Я тогда впервые подумала очень серьезно об эмиграции.… Но я вспомнила слова своего астролога, которые меня всегда утешает в такие моменты. Когда я впервые к ней пришла в 26 лет, она сказала: "У вас очень повышенное чувство справедливости, и все, кто вас при жизни как-то обидит и оскорбит, при жизни будут наказаны". И действительно, очень многие, кто меня оскорбляли, уже на том свете.

 

– Смерти боитесь?

– Я боюсь, наверное, за своих кошек. Кто за ними будет ухаживать? Наверно, стоит подумать о завещании. А так - нет. Не боюсь. Толку бояться того, что неизбежно?

Что бы вы написали в своей эпитафии?

– "Неугомонная Монро. Жила красиво". Без дат… И возможно добавила бы "…Я вернусь".

 
Неугомонная Монро живёт красиво 

Вы уже думаете о пенсии? Чем планируете заниматься?

– Однозначно, это будет интернет, канал, социальные медиа. Тем же, чем и сейчас. Максимально увеличивать свою аудиторию, демонстрировать, что в любом возрасте жизнь прекрасна. Бодриться. Вот всем назло. И в 90, а я сижу на своем YouТube-канале и дули кручу, в маразме. И в шпагате.

Сегодняшней молодежи, которая хочет чего-то достичь в жанре травести, легче, чем было вам, или сложнее?

– Конечно легче! Если бы я сейчас начинала свой путь в жанре травести, я бы просто взяла копирку с американских drag-королев, я бы выбрала тот стиль, в котором  чувствовала себя комфортно. Это супер-diva или королева пародий, либо фрик. И в нем бы развивалась. Плюс открыты границы. Едь в Амстердам, в Берлин, в Стокгольм. Там проходят различные фестивали. Клубная жизнь либо просто какие-то перфоменсы. Ну плюс блог. Интернет. Ты каждый день можешь перевоплощаться в кого-то, делать различные макияжи, меняя парики, включи субтитры, попроси кого-то, чтобы кто-то перевел на английский язык – и ты звезда с приличным заработком.

 

– Какая литературная героиня вам близка? 

– В детстве - Золушка. Но, переосмысливая свою любовь к Золушке, я понимаю, что мне хотелось, чтобы кто-то взял ответственность за мою жизнь, обеспечил меня. Ну, богатый принц. И я себе кружилась бы и доставала из тумбочки каждый вечер деньги. А кто их туда кладет – ну, волшебные эльфы. Я не понимала, что нужно как бы с ним жить, спать, нюхать его.

А сейчас уже не хотите?

– Нет, вы что, это преступная сказка. Не давайте читать "Золушку" своим детям ни в коем случае. А потом я зачитывалась Джейн Эйр. Знаете, позиция "жертва". Почему-то я себя отождествляла с ней, что я такая бедная, несчастная. Не страшненькая, но никто меня не любит…

– …Скарлетт?

– "Скарлетт" я уже прочитала в 18. Притом я прочитала "Унесенные ветром", потом продолжение "Скарлетт" и " Ретт Батлер". Приятные книги, но я не понимала, как это "я подумаю об этом завтра"? Вот как можно отключить мысли и не думать. Но с возрастом поняла, что так тоже можно. Просто нужно научиться их заменять.

 
"Нужно научиться заменять мысли"

Как сейчас ваша интимная жизнь поживает?

– Чудесно, вот просто великолепно. Могу выбирать и не отказываю мужчинам, которые проявляют внимание. Наконец-то дошло, что секс и любовь – это разные вещи.

Любовь все еще не встретили?

– Любовь – это вообще-то невротическое расстройство. Я регулярно нахожусь в состоянии влюбленности. И действительно мне как-то везет, что я встречаю людей, с которыми у меня romantic amour. А веселые по*бушки – это прекрасно. Не нужно рассматривать своих потенциальных сексуальных партнеров как раз и на всю жизнь.

 
"Любовь - это невротическое расстройство"

20-летие творческой деятельности – какие эмоции и чувства по этому поводу?

– Немножко грустно, естественно, но, с другой стороны, я очень счастлива, что не умерла, что дожила. Потому что я была в группе риска, и об этом не стоит забывать. Ночные клубы, гулянки, беспорядочные связи, которые меня миновали. Спасибо большое маме и папе и их воспитанию. Случайные знакомства, компании. Это все не способствовало развитию меня как целостной личности. И очень многие мои друзья, которые со мной начинали, тусили, уже на том свете. Кого-то скосил ВИЧ, кого-то наркотики, кого-то цирроз печени. Это были молодые, талантливые ребята. И сейчас обращаюсь ко всем, кто дочитал это интервью до конца: всегда думайте прежде, чем что-то хотите сделать, даже если вас несет. Просто научитесь включать голову. Ну и повышайте свой уровень грамотности в вопросах личной и интимной жизни.

 
"Хочу еще добавить – жизнь прекрасна. В любом возрасте, в любом состоянии. Пока вы живы, можно все изменить"

Тамара Кудрявченко, Мария Ткаченко, фото и видео Дмитрия Ларина 

Приєднуйтесь до дискусії
Останні матеріали
Більше матеріалів